• Главная
  • Новости
  • «Проверили себя на стрессоустойчивость»: как НКО пережили кризис

«Проверили себя на стрессоустойчивость»: как НКО пережили кризис

Автор: Редакция "Филантропа". Опубликовано 25.06.2020.

Поддержка людей и медицинских организаций в период пандемии, запуск новых программ и проектов, снижение объёма — это главные итоги второго исследования о последствиях пандемии коронавируса для НКО, которое провёл БФ «КАФ». 

«Филантроп» попросил некоторых участников исследования подробнее рассказать о плюсах и минусах сложившейся ситуации и главных выводах, которые пригодятся в будущем.

 

«Кризис как портал поиска»

Семён Никонов, председатель Совета Благотворительного фонда «Добрый город»:

«Кризис — это всегда шанс выйти из накатанной колеи. Другое дело, что нельзя забывать и сложившийся прежде опыт работы.

Главный вызов минувшего времени — образовавшийся социальный вакуум. Наработанные ранее связи вдруг стали исчезать, и многие не сразу поняли, что речь идёт не об отпускном состоянии, а о новом портале — переходе в малоизученное измерение. Оно не должно страшить, так как открывает новый стиль общения, делает повестку дня даже более динамичной.

По своему опыту замечу, что за минувшие два месяца удалось с головой окунуться в онлайн-общение, чуть ли не единственным минусом которого можно назвать отсутствие кофейных пауз.

«НКО и коронавирус: Остаться в живых». Исследование о последствиях пандемии коронавируса для НКО

На слышимость регионального общения карантин также не повлиял каким-то безысходным образом. Конечно, повторюсь, атмосферу личного участия не заменят никакие современные электронные площадки, но новый язык общения оказался понятным для многих. Продолжились онлайн-консультации с нашим участием по многим вопросам — по организации грантовой поддержки, помощи ранее заработавшим проектам.

В рамках одного из проектов открыли канал подкастов, который назвали #силавместе и где можно будет узнать новости о провинциальной благотворительности, а сейчас получить правовую информацию. Наладили оказание прямой гуманитарной помощи, чего раньше не практиковали и от практики которой не намерены отказываться в дальнейшем, потому что мы увидели отклик псковичей на призыв помогать нуждающимся. И такая форма будет востребована в условиях восстановления социально-экономического спокойствия после карантинных мероприятий. Оценкой своей работы в непривычных условиях считаем приобретение новых партнёров, что позволит в дальнейшем развивать направления, которых ещё не было в организации».

«Появилось много новых идей»

Наталья Потапова, директор музея «Огни Москвы»:

«Работа на удалёнке потребовала более строгой дисциплины и ответственности от всех сотрудников. Это период, когда каждый мог проявить себя, показать, чем он может быть полезен для организации, её дальнейшей стабильной работы. Музейным сотрудникам пришлось создавать новые онлайн-программы, развивать социальные сети. Появилось много новых идей, которые можно будет реализовать, когда музей начнёт принимать посетителей».

«Нам удалось не снизить активность своей работы»

Марина Рощина, заместитель директора Центра «Камерата»:

«Одним из важнейших направлений работы центра «Камерата» на протяжении многих лет является внедрение современных компьютерных и мобильных технологий в жизнь людей с инвалидностью по зрению (помощь незрячим и слабовидящим пользователям в освоении и применении этих технологий, популяризация требований доступности и т. д.). Период самоизоляции представил яркое подтверждение актуальности и востребованности этой работы: трудно даже представить, как пришлось бы выживать в этих условиях без компьютеров, смартфонов, Интернета. Поэтому мы подготовили и провели серию вебинаров по невизуальной работе с различными онлайн-сервисами, полезными как в бытовой, так и в профессиональной деятельности (покупка продуктов, интернет-банкинг, google календарь и документы и др.). Эти материалы пополнили нашу методическую базу, ими смогут и в дальнейшем пользоваться все заинтересованные лица.

Кроме уже ставших привычными для нашей целевой аудитории каналов (голосовой чат и YouTube), мы начали использовать для трансляции онлайн-мероприятий интернет-радио. Это повышает доступность мероприятий для незрячих пользователей, позволяя им выбрать наиболее удобный для себя канал.

В нашей работе до карантина мы также уделяли большое внимание тому, чтобы вовлечь незрячих и слабовидящих людей в различные активности, создать стимулы для выхода из дома, общения, развития реабилитационных навыков. Когда от всех очных мероприятий пришлось временно отказаться, мы задумались о том, чтобы расширить возможности для проявления активности в онлайне. Эта задумка нашла своё развитие в проекте «Встречаемся в «Камерате», который стал победителем конкурса «Общее дело» благотворительной программы «Эффективная филантропия» Благотворительного фонда Владимира Потанина. В рамках него на базе голосового чата центра «Камерата» будет создана удобная для незрячих и слабовидящих площадка для проведения досуговых онлайн-мероприятий (творческих встреч, дискуссий, интеллектуальных игр и др.). Готовить и проводить мероприятия, проявляя свои творческие способности, будут сами инвалиды по зрению при методической и организационной поддержке специалистов проекта. Проект позволит апробировать разные форматы онлайн-активностей, и те из них, которые вызовут наибольший интерес участников, мы будем использовать в своей дальнейшей работе.

Что касается командной работы сотрудников организации, мы и раньше довольно активно общались друг с другом в онлайне. Однако в условиях самоизоляции это общение стало более регулярным и организованным. Мы начали более активно использовать инструменты от google (формы, календарь и т. д.), осваиваем сервис управления проектами trello. Наши специалисты повысили свою квалификацию в области специальных программных средств для работы на ПК незрячих пользователей, а также по вопросам создания образовательных онлайн-курсов и обеспечения их доступности для людей с различными ограничениями здоровья. Приобретённые знания и навыки помогают сделать работу организации более эффективной.

И всё же несмотря на то что нам удалось не снизить активность своей работы, самоизоляция ещё раз показала, что дистанционные форматы не могут и не должны полностью заменить очные. И речь идёт не только о реабилитационных навыках, которые незрячим трудно освоить без непосредственного контакта с наставником, но и о живом человеческом общении, взаимодействии, влиянии людей друг на друга. Поэтому мы очень надеемся, что наши запланированные и отложенные на осень мероприятия смогут состояться в очном формате».

«Мы справились с главной задачей»

Дарья Бережная, директор РБОО «Центр лечебной педагогики»:

«У нас 4 июня была внутренняя конференция в зуме для сотрудников Центра лечебной педагогики «Особое детство» по итогам учебного года. Мы впервые организовывали такую масштабную встречу онлайн и переживали, как это будет. Но прошло отлично — мы смогли рассказать друг другу, как прошёл год, кто как работал в период самоизоляции, какие планы у каждого подразделения. И я думаю, что главный вывод, который ЦЛП сделал в связи с текущей ситуацией, связан именно с нашей командой. Мы большая организация (почти 200 сотрудников), и тем не менее смогли очень быстро перестроиться на онлайн-формат, придумать, как продолжать работать с детьми и взрослыми с нарушениями развития. Мы перевели в дистантный формат все детские занятия, интегративный детский сад, группы для детей с тяжёлыми и множественными нарушениями, первичные приёмы для семей из разных регионов, обучение специалистов и волонтёров, правовую работу, родительские группы и многое другое. Мы очень рады, что не оставляли попытки и смогли продолжить работу с детьми и взрослыми в интернатах, а нескольких из них смогли «эвакуировать» — взять домой на время карантина. К середине мая у нас на занятиях было больше 250 семей с особыми детьми. И в этом смысле мы справились с главной задачей, которую перед собой ставили — поддержать такие семьи в тот период, когда они наиболее уязвимы. Всё это стало возможным только благодаря нашей команде. Карантин проверил её на прочность, и люди показали, что многим готовы пожертвовать — поступиться деньгами, работать круглые сутки, пойти на риск для здоровья, сопровождая особых людей в семьях заболевших, и т. д. И всё это — чтобы особые дети и семьи не остались без помощи, чтобы Центр мог и дальше работать.

Наша финансовая ситуация в марте начала ухудшаться — благотворители стали предупреждать, что не смогут больше поддерживать ЦЛП из-за кризиса. Мы максимально сократили расходы, перераспределили расходы по проектам. И мы благодарны нашим попечителям и друзьям Центра, которые поддержали нас в эти месяцы. Благодаря кампании в соцсетях нам удалось увеличить количество ежемесячных подписок на благотворительные пожертвования почти в три раза. Всё это дало возможность не прекращать занятия и сохранить команду.

Онлайн-занятия ЦЛП, фото предоставлено пресс-службой

Минусы нам были понятны сразу: у абсолютного большинства детей и взрослых, с которыми мы занимаемся, есть нарушения эмоционально-волевой сферы. БОльшая часть и основа занятий — это как раз установление контакта, взаимодействие, социализация. Именно на этом строится образовательная часть нашей работы. Для наших детей и их родителей карантин стал тяжёлым испытанием. Многие из них вообще всю жизнь живут в ситуации социальной изоляции, но карантин очень ограничил и те возможности, которые у этих семей были, и понятно, что Интернет не смог в полной мере эти возможности заменить.

Но мы смогли попробовать новые формы работы, которые мы думаем продолжать использовать. Например, удалённый первичный приём позволяет получить необходимую консультацию и рекомендации по занятиям с особым ребёнком семьям из разных регионов. Форматы удалённых занятий с детьми можно будет использовать и для консультативного ведения семей, которые живут далеко от ЦЛП. Дети тогда смогут приезжать на очные занятия один раз в 2–4 недели, а остальные занятия получать онлайн.

В конце мая мы провели опрос педагогов и родителей по поводу дистанционных занятий во время карантина. Нам было очень важно узнать, что абсолютное большинство родителей высоко оценили их уровень. И больше половины хотели бы сохранить возможность занятий онлайн в ситуациях болезни или отъездов семьи (особенно при сохранении очных встреч как основного формата работы).

Для некоторых детей с нарушениями эмоционально-волевой сферы (детей, которые занимались в Центре до начала пандемии) удалённые занятия оказались даже эффективнее, чем очные. Именно потому что контакт опосредован компьютером и камерой, дети чувствуют себя спокойнее, а значит, и занятие проходит лучше.

«Из плюсов — уникальный опыт»

Инга Моисеева, руководитель проекта и исполнительный директор D-Group.Social:

«Один из главных выводов «коронакризиса»: даже в ситуации почти полной неопределённости легче сохранить себя, деятельность и организацию в целом, есть есть миссия и стратегические приоритеты, а команда достаточно гибка и профессиональна, чтобы быстро перестроиться на новый режим работы и быстро учиться новому.

Из плюсов: уникальный полученный опыт новых форматов взаимодействия и сотрудничества — и нами самими, и нашей целевой аудиторией, и нашими партнёрами.

Из минусов: падение доходов и сохраняющийся высокий уровень неопределённости (выше, чем в 2019 году). Буквально вчера мы с командой обобщили и проанализировали всё случившееся с нами и нашими стейкхолдерами, выявили несколько важных трендов с высоким уровнем влияния на наши ключевые направления деятельности. Планируем обсудить это с партнёрами, чтобы после окончательного выхода из всеобщей самоизоляции пересмотреть или подтвердить совместные проекты, чтобы действовать не так, как раньше, а так, как будет иметь смысл теперь». 

«Кризис показал нам, насколько уязвима наша целевая аудитория»

Анастасия Бельтюкова, директор РЦ «Турмалин»:

«Кризис показал нам, насколько наша целевая аудитория действительно относится к категории наиболее уязвимой. Для большинства наших подопечных (людей с глубокой ментальной инвалидностью) было просто невозможно перейти в онлайн, а без социальной поддержки в изоляции особые люди очень быстро теряют все навыки и начинают испытывать депрессию. Среди наших подопечных, к сожалению, есть такие случаи.

Главный ресурс организации — команда. Как только появляется  угроза её потери (в частности, из-за финансового кризиса), это становится совершенно очевидно. И именно хорошая команда позволяет пережить кризис и перейти на новый уровень, найти новые и неожиданные решения.

Осознание необходимости цифровой трансформации. Самоизоляция заставила всю команду перейти на удалённую работу, проводить собрания в zoom, поближе познакомиться с Интернетом и его возможностями. Это мы точно возьмём с собой в будущее. Равно как и дистанционную форму поддержки для наших подопечных (конечно, для тех, кому эта форма доступна).

«Из этого кризиса мы планируем выйти более подкованными»

Анастасия Кириенко, директор Фонда помощи пострадавшим в ДТП:

«Стало очевидно, что нам необходимо рассматривать новые форматы коммуникации, больше прибегать к технологичным и современным решениям. Этому команда фонда в последние месяцы и уделила максимум внимания. В период удалённой работы благодаря помощи волонтёров мы смогли запустить новый сайт. Одним из основных принципов, которые мы в него закладывали, стала прозрачность. Нам хотелось, чтобы работа фонда стала более понятной и наглядной. Надеемся, наша открытость поможет людям осознать, что поддерживать  других несложно, и мы обретём новых сторонников.

Основным минусом, пожалуй, стало то, что уменьшилось число пожертвований. Многие благотворители отключили автоплатежи, а ведь именно они помогали нам в планировании работы фонда и его программ. Конечно, это ожидаемо, ведь  люди, теряя возможность позаботиться о себе, о семье, уменьшают свои временные финансовые вложения в социальные проекты. С другой стороны, стало понятно, что об этом нужно говорить, объяснять, что, к сожалению, в тяжёлые периоды больше всего страдают те, кто и так меньше всего защищён.

Многие центры и клиники в этот период тоже не работали, нашим подопечным пришлось отложить реабилитацию. А жаль, ведь чем быстрее начнётся комплексная реабилитация, тем больше шансов у пострадавших в ДТП вернуться к прежней жизни.

Плюсом стало то, что у сотрудников фонда появилось больше времени на самообразование в профессиональной сфере. В круговороте срочных дел и текущих задач на учёбу не так просто найти время. Сейчас же есть возможность подтянуть какие-то навыки, приобрести новые. Так что из этого кризиса мы планируем выйти более подкованными, сплочёнными и обновлёнными».

«Мы проанализировали ресурсы»

Екатерина Бартенева, pr-менеджер Программы спортивной реабилитации для людей с ограниченными возможностями здоровья  «Лыжи мечты»:

«Для программы «Лыжи мечты» главным всегда были люди и личный контакт, так как всё построено на тандеме «ребёнок — инструктор». В этом отношении из-за пандемии для нас мало что изменилось — нам оказалось очень сложно уйти в заочный формат. В соцсетях мы начали проводить для детей онлайн-зарядки от наших инструкторов, но они не смогли заменить живого общения.

Мы проанализировали ресурсы и нашли то, что можно перевести в дистанционной режим. Из-за пандемии нам не удалось в апреле провести ежегодную конференцию инструкторов, которые занимаются с людьми с ограниченными возможностями здоровья. И мы перенесли её в онлайн. Удалось собрать более 40 человек из разных регионов России — это даже больше, чем мы обычно приглашаем на выездную всероссийскую конференцию. Было захватывающе: дружеская обстановка, все делились идеями, обсуждали проблемы, искали совместные решения, рассказывали о том, что происходит в регионах. Так что такой формат нам отлично подошёл. Итогом стало то, что теперь каждые две недели мы встречаемся в zoom с инструкторами и кураторами регионов (у нас сейчас 36 регионов) и обсуждаем выбранную тему. В целом плотный онлайн-контакт позволил сделать отношения в программе более доверительными и открытыми.

Воспользовавшись вынужденной паузой в работе региональных центров, мы смогли «подтянуть» и отчётность. Наконец-то получилось оперативно подсчитать, сколько занятий по программе «Лыжи мечты» прошло в этом зимнем сезоне — больше 13 000, хотя для многих сезон закончился досрочно!

Мы в целом стали более внимательно относиться к активности в социальных сетях, дифференцировать сообщения для разных заинтересованных групп (дети, родители, инструкторы, доноры). Так, родителей мы попросили присылать видеоролики с занятиями детей в прошедшем сезоне — и устроили конкурс видеоработ. Было прислано почти 100 сюжетов, и теперь мы планируем проводить такой конкурс ежегодно.

Также мы сняли социальный ролик «Они остаются дома», призванный привлечь внимание к проблемам людей с инвалидностью, к их постоянной изоляции. И благодаря тому, что многие известные персоны тоже ушли в вынужденный отпуск, мы получили хорошую поддержку в их социальных сетях, около 50 артистов, музыкантов, режиссёров, телеведущих и спортсменов поделились роликом и призвали свою аудиторию финансово помочь программе».

«Это время новых возможностей»

Богдана Руднева, руководитель благотворительной организации «Добрый-Юг»:

«Я считаю карантин временем новых возможностей. Кто-то ими воспользовался, другие нет. Для себя как руководителя небольшой организации (где ты руководитель, фандрайзер, специалист по связям с общественностью и маркетолог в одном лице) вижу много плюсов в самоизоляции: больше свободного времени на то, чтобы доделать дела, на которые не хватало времени, времени на обучение и чтение, на обсуждение с командой стратегии развития и проработку идей. Случившийся кризис заставил собраться и пересмотреть взгляды на источники доходов организации. Например, если раньше мы продавали изделия наших инклюзивных мастерских на городских ярмарках, то сейчас разрабатываем интернет-магазин, развиваем социальные сети, проводим онлайн-события. А ещё пришло понимание, что необходимо дополнить существующую программу работы с нашими подопечными (подростки и молодые люди с ментальными нарушениями) направлениями, которые возможно легко перестроить в онлайн-режим при необходимости. Несмотря на кризис, для НКО есть море возможностей продолжать работу и развиваться: грантовые конкурсы, обучающие программы и онлайн-конференции, платформы, где можно найти помощь pro-bono-волонтёров. А сейчас ещё и меры поддержки от государства начнут действовать».

«Проверили себя на стрессоустойчивость»

Руслан Шекуров, CEO DonorSearch.org

«Для себя я ещё раз понял, как важно то, чем мы занимаемся в проекте DonorSearch.org — цифровизация донорства крови. Из плюсов — мы быстро адаптировались и создали промокампанию «Кровь нельзя сдать онлайн». Сумев вовлечь «ЯндексТакси» и «Ситимобил» в поддержку доноров по всей России. Это была хорошая проверка наших способностей и доказательство ценностей, что привносит проект. В этом ключе наш опыт работы на удалёнке (команда всегда была децентрализованная) позволил оперативно адаптироваться под новые задачи. С другой стороны — работы стало только больше, отдохнуть не получилось.

Из минусов — последние два гранта, что мы написали, были попыткой онлайн-проекта попробовать офлайн-активности. И теперь непонятно, как поступить: пока что kpi не достигнуты, можно, конечно, отодвинуть отчётный период, но зарплатный фонд заканчивается по проекту, а предстоит ещё много работы.

По окончании изоляции у нас более чем достаточно планов по развитию. Проверили себя на стрессоустойчивость, радует, что правительство предложило новые формы поддержки СО НКО, куда мы тоже вошли, а значит, у нас появились новые возможности для партнёрства с бизнесом».

«Будем активно развивать дистанционные технологии помощи»

Елена Цеплик, президент БФ «Найди семью»:

«Наш фонд преодолевает текущий кризис, конечно, не без проблем, но в целом мы пока не видим глобальной угрозы закрытия нашей деятельности в обозримом будущем, и можно сказать, что это главный итог.

Мы строим свою работу на принципах чёткого планирования деятельности (финансового и контентного), все наши проекты имеют утверждённый план на год и бюджет. Фандрайзинговая деятельность нашего фонда основана именно на плане работы: перед началом каждого календарного года мы точно понимаем, какой объём финансирования на проекты нам нужен, на какие суммы уже есть договорённости с донорами, сколько нам необходимо привлечь, чтобы закрыть годовой бюджет. До пандемии наш фонд финансировался главным образом за счёт пожертвований компаний. Понятно, что с началом карантина полноценная работа по привлечению новых корпоративных доноров была свёрнута. Мы приняли решение в этот период сделать особый акцент на грантовые конкурсы: мы мониторили все гранты, которые объявляло государство или частные компании, и старались участвовать в максимальном их количестве. Нам удалось частично компенсировать потери от корпоративного донорства за счёт грантов, и мы поняли, что готовы эту работу продолжать и сделать её частью фандрайзинговой стратегии (раньше мы принципиально минимизировали участие в грантах).

Безусловно, пандемия и карантин внесли свои коррективы в нашу работу по помощи, но мы не отменили ни одного проекта и не отказали в помощи ни одной обратившейся семье. Благодаря тому что внутри фонда уже больше года существует проект полноценной дистанционной помощи, мы обладаем детализированными и уже опробованными на практике технологиями удалённой работы. И мы не были вынуждены их придумывать на ходу, а просто организовали ряд обучающих мероприятий внутри фонда, когда наши специалисты учили наших специалистов. И благодаря этому мы сохранили полный объём помощи во всех наших проектах и во всех регионах присутствия фонда.

Кроме того, у нас выстроены доверительные и очень тесные отношения с нашими ключевыми донорами. Поэтому когда с введением карантина объём обращений в наши службы сильно вырос, мы получили от доноров достаточный объём дополнительного финансирования, чтобы сократить лист ожидания до минимума, а также набрать и быстро обучить новых специалистов. Мы очень благодарны нашим постоянным донорам — корпорации «Юнилевер» и благотворительному фонду Amway «В ответе за будущее» — и нашим попечителям за серьёзную финансовую поддержку в трудные времена. А другие наши доноры — компании «РЕСО-Гарантия» и «Ингосстрах» — поддержали нас, проводя акции среди сотрудников, и это тоже дало нам возможности для расширения проектов помощи. Мы получили не только дополнительное финансирование, но и так необходимую моральную поддержку. Очень важно, когда доноры так вникают в деятельность фонда, так разделяют ценности и не забывают, даже когда самим непросто.

Мы понимаем, что и дальше будем активно развивать дистанционные технологии помощи, потому что совершенно неизвестно, каким образом будет развиваться ситуация с коронавирусом в обозримом будущем. Мы будем соблюдать баланс между дистанционными и очными видами помощи, мы будем постоянно обучать свою команду, чтобы в случае любых неожиданностей у нас были готовы сценарии реагирования.

Ещё одним важнейшим итогом трёх месяцев экстремальной работы мы считаем то, что нашим сотрудникам удалось сохранить нормальный психологический настрой. Для помогающих профессий это важнейшее условие работы и эффективности: помогающий специалист должен следить за своим состоянием,  не допускать выгорания — это часть его компетенций. Мы всегда в фонде позиционировали работу на профилактику выгорания как важную и необходимую каждому сотруднику, и во время пандемии такой подход позволил нам сохранить команду в дееспособном состоянии и продолжить оказывать помощь нашим подопечным. Безусловно, в дальнейшем мы от этого принципа отступать не будем».

«Будем подстраивать свою деятельность под новые условия»

Бедненко Людмила, председатель РОО РДИ «Милосердие» ЯНАО

«В ситуации, связанной с пандемией, у активных организаторов появилась возможность больше времени уделить семье, отдохнуть, набраться сил. В этот период деятельность организации была ограничена оказанием услуг в помещениях организации и проведением массовых мероприятий. В период пандемии использовался новый подход в работе, сфера деятельность расширилась, появилась возможность участвовать в конкурсах с интересными проектами, члены организации (инвалиды, дети-инвалиды и члены их семей) участвовали в благотворительных и онлайн-акциях. Со своей стороны актив организации принял все необходимые меры безопасности (приобрёл средства защиты, организовал изготовление масок). Больших трудностей мы не испытывали, возможно, это связано с отсутствием обязательств перед получателями (мы не являемся поставщиками услуг). Легко адаптировались в новых условиях, имеем опыт внедрения новых идей в работу. В перспективе поставили цель — стать поставщиками социальных услуг и восстановить курсы реабилитационного лечения в городе. Если ситуация и дальше будет оставаться критической, будем подстраивать деятельность под новые условия оказания услуг».

«У нас хорошая история в целом»

ТОС Высота

«Плюсы ситуации — в том, что мы освоили много новых программ, форм общения, наладили анкетирование, нашли новых партнёров, укрепили коммуникации со старыми.

Минусы — переделывали проекты под новые условия, переносили сроки, отменяли поездки на учебу. И устали от совмещения работы и дома.

После кризиса мы многие процессы переведём в онлайн, так как отработали схему — это экономит время. В будущем с нами останутся новые партнёры, с ними сделаем точно совместные проекты.

Наша НКО повысила свой рейтинг и репутацию во время пандемии, мы стали ресурсным центром для НКО, работающих с пожилыми людьми. Запустили долгосрочный проект, нашли поддержку фонда Тимченко. Спасибо им. Подумываем об открытии своего фонда. У нас хорошая история в целом».

«Трудности делают нас сильнее и закаляют»

Кристина Двинская, PR-менеджер благотворительного фонда «Артёмка»:

«Самое главное, что показала кризисная ситуация, порождённая пандемией:  в любых сложных ситуациях и порой, кажется, непреодолимых кроется океан возможностей, тех самых «точек роста», от которых, если отбросить страх, можно оттолкнуться и выстрелить с удвоенной силой. Да, лицо у кризиса — одно. И оно не смотрит на всех нас с улыбкой. Но любой кризис — это поле для развития и расширения, либо — осознание того, что какие-то процессы в деятельности организации планировались стратегически не совсем правильно, и это повод их изменить или отказаться от них вовсе. Для нашего фонда не стал неожиданностью переход от офисного режима труда к удалённому, потому что мы трудились так всегда — со дня регистрации и официальной деятельности. И основной упор в нашей работе строился на онлайн-стратегиях, мероприятиях в социальных сетях и сообществах фонда. Текущая ситуация подтвердила тот факт, что многие деловые и организационные процессы могут успешно вестись и решаться удалённо, даже минимизируя некоторые финансовые издержки фонда.

Чрезвычайно важный момент, который ощутимо сказался на нашей деятельности и продолжает до сих пор, это сокращение числа пожертвований и замедление сборов. Как и прежде мы стараемся быть максимально публичными и рассказывать о программах фонда и историях наших подопечных, привлекая внимание СМИ и общественности. И конечно, крайне важно заручаться поддержкой органов государственной власти. Именно благодаря ей мы не прервали ни одну рекламную кампанию за весь период самоизоляции, за что бесконечно благодарны.

Эта отягчающая ситуация в стране и мире только укрепила наши намерения в реализации нескольких социально значимых программ, помимо основной — помощи детям с тяжёлыми и смертельными заболеваниями. Мы готовим несколько серьезных и масштабных просветительских и культурных проектов, в поддержку семей с особенными детьми.

От себя могу сказать — трудности делают нас сильнее и закаляют. На любом переломном этапе жизни единственной жизнеспособной философией остаётся одна — «человеку нужен человек». Нужно быть смелым и не бояться перемен. Сознание очень многих людей претерпевает изменения, и мы своими смелыми и амбициозными социальными проектами, надеюсь, создадим массу положительных триггеров, которые послужат прекрасным подспорьем для развития и закрепления благотворительности в нашей стране как культурного кластера».

«Ещё полгода назад мы не могли себе представить нашу работу в удалённом режиме»

Мария Слободина, центр «Прикосновение»

«Нам, по сути, даже оглянуться, чтобы сделать выводы, совсем некогда, всё время ищем доноров, пишем заявки и т. д. В связи с пандемией мы перестали брать плату за услуги (ранее это была приблизительно треть от затрат организации на её оказания). И теперь фандрайзинг для нас не просто красивое слово — это наша новая реальность! И пока основной персонал в виде специалистов по работе с ЦА (педагоги, психологи, консультанты и т. д.) пытаются работать в новом режиме, руководство, бухгалтерия, проектные менеджеры ищут на всё это средства. Будучи социально-ориентированной НКО, мы таким образом хотим поддержать нашу ЦА.

Вместе с тем мы и социально-ответственная организация, и мы не хотим, чтобы завтра семьи наших сотрудников пополнили ряды ЦА других фондов в виде безработных, малоимущих, многодетных семей, пострадавших от пандемии. Поэтому мы направили все силы на сохранение штата, пытаемся разобраться с новыми мерами поддержки, особенно невозвратными кредитами…

Нам важно то, что ещё полгода назад мы не могли себе представить нашу работу в удалённом режиме! Важно, что даже после окончания режима мы не прекратим взаимодействие онлайн, так как с этим новшеством стало понятно, что мы можем больше, можем помочь большему количеству людей — из районов например.
Главное, чтобы фандрайзинговая стратегия не подкачала».

«Ещё полгода назад мы не могли себе представить нашу работу в удалённом режиме»

Майсюк Елена Юрьевна, председатель Совета ООМС ТО «Радость»:

«Из плюсов ситуации мы заметили, что люди начали думать, кто им реально помогает, а кто лозунгами. Кроме того, появился интерес к различным проектам, связанным с образованием и помощью. Из минусов: у нас в регионе много семей на грани выживания, голодают, растет число преступлений и провоцирует домашнее насилие. Мы с трудом собираем ежегодные взносы в 700 рублей, что негативно влияет на возможность оплаты коммунальных платежей за помещение. Что не изменилось? Мы как общались с другими НКО и помогали друг другу — так и осталось».